Байкал. Хамар-Дабан. Всей семьей на пик Черского

Я слушаю ее ровное дыхание, и наперекор леденящей дрожи во мне поднимается волна нежности, и я понимаю, что счастлив. Счастлив от того, что рядом со мной любимая женщина. Что она действительно дана мне Богом «на радость и на горе, на веселье и на страдание», мы с ней одна плоть, и разлучить нас может только смерть. Впрочем, и смерти нас не разлучить, ибо не ждет меня жена, ворочаясь с тяжкими мыслями в мягкой городской постели, а мерзнет со мной рядом, на восьмисотметровой ледовой стене, в четырех километрах над уровнем моря. Если не выдержит мое сердце, то и ей отсюда не выбраться, и она это знает, это ее выбор, вместе уйдем из этого мира — и это наш общий выбор. Эти выбором мы и счастливы. Я впадаю в странное, сладкое забытье, не переставая трястись от холода. Ночь никак не кончается.

Источник: https://www.risk.ru/blog/208825

Эту замечательную статью я прочитала ровно перед выездом из дома на Байкал. И эти строки постоянно вертятся в голове. И ведь какая прекрасная эта мысль! Так и мы шли по каменистой дороге вдоль реки. Уже давно стемнело, наступила холодная лунная ночь. Эта луна… в ней было что-то пугающее и красивое. Шорохи, звуки из леса беспокоят меня. Невероятно сильно болит плечо. От этой боли мне хочется избавиться любым способом, умолять о любом обезболивающем, но мне нельзя. Нельзя, потому что у меня на груди мирно сопит маленькая Ника, и я пока еще кормлю ее грудью. Поэтому никаких непонятных лекарств без крайней необходимости. Болят ноги. Подошва резиновых сапог оказалась очень уж тонкой и мягкой, а эти камни такими неровными и жесткими. Мне немного страшно, но я рада. Так же как в этой статье я безумно рада, что со мной сейчас и мой муж, и ребенок, мы здесь все вместе. Я так рада, что не оставила Нику бабушкам, отправляясь в это путешествие! Прижимаю ее к себе сильнее. Я бы очень сильно сейчас беспокоилась о ней, да и о Паше бы беспокоилась, если бы его не было сейчас рядом. А так мне спокойно и хорошо. Ночь. Луна. И мы вместе.

Серебряный источник

Приехав в Слюдянку уже поздним вечером, мы нашли для ночевки базу отдыха Серебряный источник. И пошли к ней пешком. Она оказалась на окраине в частном секторе. Зато у самого начала тропы. Шли около часа. Нас встретила гостеприимная хозяйка и показала нашу комнату. Номер стоил примерно 1400р.

Комната оказалась уютной: кровати, стол, розетки. На этаже туалет и душ. Огромная кухня-столовая с холодильником, плитой, посудой. Еще здесь была большая гостиная с камином, диваном, телевизором, ковром и даже елкой! Напомню, что на дворе середина августа. Все обитатели базы, наверное, уже спали. Здесь было гораздо уютнее, чем на Теплых озерах на Снежной. И здесь было много простора, чтобы выпустить Нику в свободное ползание. За последние пару дней все время таскать ее на себе я порядком устала. Я сразу же принялась варить ужин, а потом мы легли спать…

Когда мы планировали эту часть путешествия, то я рассматривала самые разные варианты развития событий. До вершины пика Черского идти примерно 22 км от Слюдянки с набором высоты 1625м. Такое большое расстояние с Никой мы никогда не ходили. В Ергаках наши переходы были максимум по 7-8 км. Поэтому у меня были большие сомнения. В общем варианты были такие: либо Паша сходит на пик Черского один со Слюдянки. Ведь бегают же за день туда-обратно скайраннеры (но это 44 км)! Мне не хотелось так далеко его отпускать одного. И самой сидеть в Слюдянке не хотелось. Вторым вариантом было пойти вместе с рюкзаками и идти до туда, до куда мы сможем дойти. Пока нам или Нике не надоест и не станет слишком тяжело. Там поставить палатку. Потом мы с Никой бы погуляли в окрестностях, а Паша бы сбегал один до вершины. Такой вариант мне больше нравился. Среди наших вариантов не было ни одного, в котором мы бы всем семейством поднялись на вершину! Мы такое даже не рассматривали!

Для справки: Пик Че́рского — высшая точка (2090 м) Комаринского хребта в Хамар-Дабане. В прошлом имела название гора Комар. Вершина названа российскими географами в честь Ивана Дементьевича Черского — известного исследователя Сибири.

Источник: Википедия

пик Черского
пик Черского
озеро Сердце
озеро Сердце

Пока мы готовили утром завтрак, на кухню стали приходить и другие обитатели нашей базы, здесь закипела дневная жизнь. Один мужчина рассказывал нам, что вчера гулял по дороге, ведущей к пику. Дошел до Мраморного карьера. Дальше другие туристы пошли на какую-то гору, а он решил, что ему и так хватит. Мы переживали за состояние дороги, после восхождения на Шапку Мономаха. Он сказал, что дорога там нормальная, это обнадеживало.

У нас не было бутылки, чтобы набрать с собой воды. Мы хотели купить ее в ближайшем магазине, но, оказалось, в воскресение у них магазин не работает. А до других было довольно далеко, так что мы пошли так.

Начало пути
Начало пути

Дорога до метеостанции

Немного сложно было попрощаться с уютной базой и отправиться в свободное путешествие. Было очень прохладно. Особенно когда мы подошли к реке Слюдянке.

Слюдянка
Слюдянка

От нее шли холодные потоки воздуха. Дорога действительно оказалась хорошей. Вообще когда-то поход к пику Черского был сложным и категорийным. Особенную сложность представляли броды реки Слюдянка, ведь тропа пересекает реку аж 12 раз! Потом откуда-то подтянулись активисты и волонтеры, благоустроили дорогу и во всех местах перехода реки сделали удобные мостики.

Первый мостик через Слюдянку
Первый мостик через Слюдянку

Так что теперь подъем туда стал приятным и несложным, разве что довольно длинным. Вдоль дороги постоянно возникали разные таблички, расскажу о них далее.

Вот к примеру прикол: направление эвакуации
Вот, к примеру, прикол: направление эвакуации

Еще часто встречались уютные стоянки для палаток у реки. Проходя мимо каждой из них мы сожалели, что у нас так мало дней на это путешествие, иначе мы непременно бы здесь остановились и переночевали.

До Мраморного карьера мы дошли за два часа.

Мраморный карьер
Мраморный карьер

К этому времени у меня сильно раболелось плечо. Я уже описывала эту проблему в другом рассказе. Когда спереди рюкзак с ребенком, а за спиной рюкзак с вещами, распределить весь вес на пояс не удается. И эти рюкзаки, видимо, передавливают на плече какой-то нерв. От этого у меня возникала дикая боль.

Мрамор
Мрамор

Я не хотела останавливаться пока Ника спит. Мне хотелось успеть пройти как можно больше. Но сейчас я уже не выдерживала эту боль, мне необходимо было снять рюкзак и дать плечу отдохнуть. Паша тем временем пошел фотографировать карьер. Зрелище реально впечатляющее! Богата же страна наша ресурсами! Огромные белые куски мрамора с тебя размером до самого неба! И ведь карьер заброшен…

Мраморный карьер

По мере дальнейшего продвижения стали появляться таблички, намекающие, что скоро будет кафе.

кафе скоро
кафе скоро

Еще дома читая про данный маршрут я никак не могла понять.. как так? кафе? откуда за 10 км от цивилизации, в лесу кафе? Туда даже машины не ездят! Ну проехать может, но только что-то типа урала или уазика, ведь мостики для перехода реки рассчитаны лишь на пешеходов. А машина должна проезжать через реку вброд.

Итак.. мы прошли от этих табличек еще немного и реально увидели домики и кафе!!!

кафе и другие постройки
кафе и другие постройки

Это было радостным событием! Мы прошли половину пути! Можно было сделать привал. Шли до сюда три часа. И у меня как раз снова заныло плечо. Здесь на улице в беседке сидела какая-то группа и с аппетитом поедала горячие оладушки. Было холодно, так что мы сразу же взялись утепляться. Я зашла в домик. Выбор продуктов здесь небольшой. Две девушки жарили оладьи и подавали их с джемом или сгущенкой на выбор. Еще у них был нарезан тазик греческого салата. Помимо этого продавались стандартные пиво, минералка, чипсы, сухарики и т п. Мы взяли чай и оладьи. Наконец-то моя спина и плечи отдыхали, а Нике можно было размять ноги и походить.

Наконец без рюкзаков!!!
Наконец без рюкзаков!!!

Мы спросили обедающих ребят далеко ли будет отсюда сходить на пик Черского. Они сказали, что сходить то можно, но тогда мы не увидим остальные интересные места. Ведь там есть и озеро Сердце, и разные водопады. Мы задумались. Подумали, что если осилим путь до метеостанции, то можем задержаться там подольше и сходить куда-то еще. Так что после небольшого отдыха мы все же взяли рюкзаки и поперли по дороге дальше. Паша и так нес большую часть наших вещей, но видя мои проблемы с плечом, забрал у меня еще половину.

Такая реклама)))
Такая реклама)))

Через некоторое время после кафе дорога закончилась, началась тропа. Почти все время под ногами были камни. Не слишком мелкие и не слишком большие. Зато очень жесткие. А у наших резиновых сапог оказалась на удивление тонкая подошва, так что стопы вскоре стали болеть.

Еще мостики
Еще мостики

Тут мы увидели такую табличку.

Стол???
Стол???

И опять очень удивились. А там правда оказался стол!!!

Ну правда стол...
Ну правда стол…

Мы снова пожалели, что у нас нет дней на лишнюю ночевку, иначе остались бы сейчас прямо здесь. Еще появилась такая мотивирующая табличка.

6 км до метеостанции
6 км до метеостанции

Но меня она демотивировала. Если вы думаете, что 6км это немного, то просто подумайте, что вы идете их в гору, ноги уже болят от жестких камней, а плечи ноют от двух рюкзаков. И ты идешь уже довольно долго. Но все равно до метеостанции осталось целых 6 километров!

Вскоре тропа стала все больше забирать наверх. Зато ногам стало помягче, здесь было меньше камней. Вдоль дороги периодически встречалась разная ягода.

Было по-прежнему холодно. Я шла рывками. Давала плечу отдохнуть, потом надевала рюкзак и бежала как можно быстрее, пока оно не начало болеть снова.

привал
привал

Потом тропа стала забирать круто вверх. И еще она стала очень грязной и мокрой. Мы встретили нескольких бегунов. Наверное, они готовились к соревнованиям по скайраннингу, к забегу на пик Черского, который должен был пройти здесь через неделю.

Ника проснулась и ей больше не хотелось сидеть в рюкзаке. Однако, мы знали по описанию, что от этого подъема до метеостанции остается совсем небольшое расстояние. Мы все же сделали остановку, дали Нике походить по бревнышку, попили и перекусили. Нам оставался последний рывок. Последний крутой подъем перед метеостанцией. Начинался дождь. Ника сильно вертелась. Мне приходилось ее отвелекать, я подсовывала ей разные листики и цветочки, а она пихала мне их в рот и в глаза. Так и шли.

А вот мы увидели метеостанцию. Невероятно.. Но сомнений не оставалось.

Метеостанция! Ура!
Метеостанция! Ура!

Если мы все вместе дошли до сюда, значит мы сможем вместе подняться на вершину! А еще я была очень рада, что больше не нужно никуда идти и на себе ничего тащить. Шли до сюда от Слюдянки 6 часов, с учетом остановок и перерывов.

Турбаза «пик Черского»

Начался дождь. Мы спрятались на крыльце одного из домиков под крышу. Помимо метеостанции здесь есть еще и база отдыха. Мы снова не захотели ставить палатку под дождем. Хотя притащили сюда палатку, спальники и все для автономного существования.

Мы подергали все двери на этой базе, здесь совсем никого не было. Пара домиков были открыты. У меня была возможность их осмотреть. Домики здесь хорошие, бревенчатые, с печкой. Однако, судя по всему, туристы то здесь живут, да далеко не все за собой убирают. Где-то на столах лежали остатки пищи непонятно какой давности. Вид не слишком привлекательный…

Я позвонила владельцам базы, они сказали, что там в домиках кто-то должен быть, если никого нет, значит скоро придет. Мы подождали еще чуть-чуть. А потом я пошла узнать какую-нибудь информацию на метеостанцию. Оттуда вышел мужчина. Он оказался как раз смотрителем этой базы. Узнав, что мы с маленьким ребенком, он предложил нам переночевать в его домике. И цену назвал дешевле, чем мне назвали по телефону. Этот вариант нас устроил.

База и метеостанция с подъема на пик Черского
База и метеостанция с подъема на пик Черского

Он оказался интересным, добрым и гостеприимным хозяином. Но по домику было видно, что женщин здесь не бывает и очень не хватает для наведения порядка. Ну что уж.. на улице идет дождь, пика Черского не видно в тумане, а мы сидим в тепле, на этом огромное спасибо!

Источников воды, кстати, в окрестностях нет, кроме колодца на метеостанции. Поэтому туристы с палатками чаще всего стоят где-то дальше. Вскоре пришел еще один работник этой базы — молоденький парнишка Антон. Он бегал на вершину. Сказал там ужас, капец, ветер и дождь. Этот мужчина тоже говорил, что в этот день ходил туда, но до верху не дошел, сидел пережидал дождь где-то под скалой на гребне. Они рассказали нам про маршрут. Сказали, что там есть сложный скальный участок, и что на нем провешаны троса. Однако, они очень опасались, как мы там пойдем с ребенком. Но когда узнали, что мы из Красноярска столбисты, и скалы для нас родная стихия, немного успокоились.

 Потом на эту базу пришли еще двое парней — туристы из Красноярска! Становилось людно и весело. Они рассказали, что шли до сюда два дня. Но уже прямо сейчас собираются идти обратно! Как так обратно?! Почему? Мне было очень странно это слышать. Ответ их был вообще потрясающим:

— А нам сказали, что там на вершине ничего особенного нет.

Эй, стоп-стоп.. ну на вершине Эвереста тоже особо ничего нет, снег да и снег… Мы с Пашей стали убеждать их остаться и завтра утром сходить с нами на вершину. До нее отсюда, по словам Антона, два часа ходу. Стоило ли идти два дня, чтобы сразу повернуть обратно? Еще мне было дико интересно что они ожидали на вершине увидеть. Ведь с какими-то мыслями они до сюда дошли. По крайней мере нам удалось убедить их переночевать здесь на базе и подумать, и они согласились. Посидев и пообщавшись с нами они задали еще один прекрасный вопрос:

— А здесь еще люди есть?

Ну как минимум там был смотритель базы (к сожалению не могу вспомнить имя), Антон, мы с Пашей и Никой и их двое — уже семь человек! А еще были люди живущие на метеостанции. Неужели это мало? Ребята смотрели на нас с подозрением. Кажется, они ожидали чего-то другого. Быть может, база в их понимании — это цивилизация и тусовка. Так знайте же, база под пиком Черского — это довольно далекое от цивилизации место! Сюда даже продукты для работников базы и метеостанции завозят лишь зимой на снегоходе. А летом вариантов, кроме как на себе заносить, вообще нет. И этим оно мне понравилось.

 Потом ребята ушли ночевать в свой домик, а мы еще долго сидели общались. Хозяин базы рассказывал нам свою версию об обустройстве тропы от Слюдянки до пика Черского. Он говорил, что вот откуда на это деньги?

— Ну волонтеры же бесплатно работают. — возражали мы.

— Работают бесплатно. Только кто-то выделяет деньги на заготовку стройматериалов, и на питание и проживание этим волонтерам. Вот зачем это кому-то надо?

Короче, теория заговора гласит, что выделяют деньги американцы, и в случае войны они высадятся здесь на вертолетах, а у них уже будут оборудованные дороги для доступа к городам.

Сомнительная теория, но поболтать было интересно. Дальше мы отправились спать. Ночь была сложной. Спали мы на втором этаже, здесь пол был застелен одеялами и спальниками. Во-первых я сразу же подумала, что наверняка их давно не стирали. Поэтому постелила Нике свой спальник, но она с него укатывалась. Во-вторых было душно. В третьих смотритель базы храпел. И нам совсем не спалось…

Восхождение

 Утром мы позавтракали и быстренько собрались на гору. Погода стояла отличная. Мы наконец смогли оценить местность. От метеостанции есть несколько направлений. Можно пойти вниз, там будут красивые водопады (а жаль, что мы на них не сходили!). Наверх и по гребню идет путь к вершине пика Черского, под которым лежит озеро Сердце и отражает облака. Если не доходя до гребня пойти дальше по дороге и вниз, там будет перевал Чертовы ворота. Про них я уже ничего не знаю. Но по хребту Хамар-Дабан ходят полноценные туристические маршруты с палатками, и этот район достаточно интересный, хоть и горы здесь не слишком высокие.

Пик Черского на фото самый дальний слева
Пик Черского на фото самый дальний слева

Антон вызвался быть нашим проводником на вершину. Но мы его убеждали проконтроллировать подъем двух других парней, ведь они выглядели достаточно неопытными туристами. А вот мы бы поднялись и сами. Сначала думали, что пойдем все вместе, зашли в их домик. Ребята сказали, что вот-вот выйдут и нас догонят, и чтобы мы шли. Однако, Антон вломил в гору с такой скоростью, что догнать нас было совершенно нереально. Кажется, он хотел на нас произвести впечатление. Но мы не отстали. Зато потом притормозили его с просьбой подождать ребят. Мы подождали, но их не было. И тогда мы пошли вниз. Дошли до самых их домиков — их там не оказалось. Получается они куда-то ушли не зная дороги, но раз нам не встретились, то ушли не туда. К сожалению у нас есть опыт поисковых работ в горах. На самом деле при некоторых обстоятельствах найти людей бывает практически нереально. А эти двое ну совсем первый раз в походных условиях. Это вызывало у нас с Пашей серьезные опасения!

Дорога
Дорога

Антон, молодой, хороший и добрый, но довольно легкомысленный парень (думаю, что в силу отсутствия серьезного походного опыта). В общем он не хотел их идти искать. Нам с ребенком на плечах идти непонятно куда на поиски было вообще некстати, ведь мы планировали в этот же день вернуться в Слюдянку. Мы просили Антона пойти искать, а мы бы поднялись сами. Но он очень хотел проводить нас. В итоге мы договорились с ним, что мы сходим все вместе на вершину, и если когда мы вернемся на базу эти двое не найдутся, то он пойдет их искать.

Я и Антон
Я и Антон

Снова чесанули наверх с удивительной скоростью.

Кстати, в этот раз Паша нес на себе Нику, а мои плечи отдыхали под маленьким рюкзачком с общими вещами.

А вокруг красота
А вокруг красота

Выбрались повыше и увидели тот самый гребень. Скальный участок издалека выглядел действительно впечатляюще.

вот этот узкий гребень на фото
вот этот узкий гребень на фото

Ничуть не хуже, скажем, нашего Боруса. Светило яркое солнышко, было тепло! Но этот гребень проходился совсем несложно, тросы не требовались, хотя в плохую погоду и в снег, с ними действительно безопаснее.

тот самый гребень
тот самый гребень, круто обрывается на ту сторону

По пути болтали с Антоном. Спрашивали о местных достопримечательностях. Он сказал, что Ольхон ему не нравится. Там грязно и куча людей. А вот про бухту Песчаную (в которую мы планировали плыть дальше) сказал, что она очень классная. Это было видно даже по выражению его лица! Я порадовалась за наш выбор места!

А виды вокруг примерно вот такие
А виды вокруг примерно вот такие
С гребня вид на озеро Сердце
С гребня вид на озеро Сердце
Еще чуть-чуть
Еще чуть-чуть

И вот мы выбрались на вершину. Дошли как раз за два часа.

последние шаги
последние шаги
Паша с Никой уже на вершине
Паша с Никой уже на вершине

Здесь было множество табличек.

Вот например о Черском.

Я не ожидала от этой вершины многого. Но мне здесь очень понравилось! Настоящая горная атмосфера присутствовала, а мне ее часто не хватает. Камни, курумник, турики, озеро внизу… Очень приятное и красивое место.

Озеро Сердце
Озеро Сердце
на вершине
на вершине
с вершины
с вершины

Вершина довольно большая, чтобы походить за ручку с Никой и посадить ее здесь поиграть. Также, отсюда был виден Байкал. Антон попытался пообщаться с Никой. Мне очень нравятся люди, которые доброжелательно относятся к моему ребенку, и кто пытается наладить контакт не только со мной, но и с ней.

Пофотографировавшись, мы отправились вниз.

вниз
вниз
Антон фотографирует виды с вершины перед спуском
Антон фотографирует виды с вершины перед спуском

 И тут встретили одного из тех двоих парней! Он лез по скальному гребню к вершине! Его было просто не узнать: глаза горят, энтузиазм и жизнь в каждом движении! От вчерашнего скептицизма не осталось следа. Вот так заряжают людей горы. Он сказал, что его товарищ остался его ждать на соседней вершине. Почему-то не решился идти по гребню, а может быть просто устал.

Мы спустились к базе. Здесь было очень жарко. Вторую ночь здесь ночевать мы не стали. Можно было сходить вниз к водопадам, но когда я смотрела какую высоту потом придется набирать обратно, очень хотелось махнуть на них рукой. Главную цель мы даже перевыполнили, поднявшись сюда все вместе. А через день нам предстояло плыть в бухту Песчаную, для этого мы должны были успеть выбраться в Иркутск. У нас были заранее куплены билеты на теплоход. Поэтому мы решили не рисковать и вернуться в Слюдянку пораньше. Подъем на пик Черского занял 2 часа, спуск час, плюс сколько-то времени на вершине.

Обратный путь

На самом деле я устала. Устала отдыхать. Сначала теплые озера, потом такой длинный путь сюда, после которого еще не отдохнули плечи. Потом восхождение. И предыдущая ночь почти без сна — все наложило отпечаток. Когда мы спустились на базу я буквально засыпала на ходу. Нужно было собираться, а сил просто не было. Антон сделал нам с Пашей кофе! За это я была благодарна настолько, насколько вообще можно быть благодарной! Мы перекусили, собрали свои вещи, попрощались с обитателями базы, поблагодарили их и лишь в четыре часа дня отправились вниз, в Слюдянку.

Было снова достаточно прохладно. Внизу ущелье плохо освещается солнцем из-за деревьев и высоких склонов поблизости. А река сильно охлаждает воздух. Я надела на Нику всю теплую одежду. Единственно с чем был косяк — это обувь. Обувь у нее была только летняя, под нее не налазили теплые носки. Пришлось надеть несколько пар и нести ее так, без обуви.

Снова подводили меня мои плечи. И нас двоих подводили резиновые сапоги, которые не очень подходят для ходьбы именно по таким камням. А кроссовки мы оставили на вокзале в камере хранения.

Мы старались идти быстрее, ведь вышли мы достаточно поздно. Снова остановились в кафе на перекус. На этот раз здесь были блины. А еще большая группа детей-геологов, которые собирали там какие-то камни. Они приехали сюда на машине. Его водитель предложил нам подвезти нас до Слюдянки. Боже, как же мне хотелось сесть в эту машину. Это как волшебный телепорт, о котором мечтаешь порою в горах. Здесь он был абсолютно реален! Но.. Паша сказал, что это небезопасно, и машину по такой местности будет очень сильно качать и трясьти. Так что с ребенком нам на ней ехать нельзя. Я приняла его точку зрения и согласилась. И мы, водрузив на себя рюкзаки, поперли дальше.

Стемнело. Появилась огромная яркая луна. Я иногда падала на обочину и сидела отдыхала. Мне было несколько не по себе от того, что мы оказались здесь ночью. Я все время слушала шорохи во всех кустах. И прижимала к себе покрепче Нику. В голове все вертелись строки из того рассказа о холодной ночевке…

Впрочем, и смерти нас не разлучить, ибо не ждет меня жена, ворочаясь с тяжкими мыслями в мягкой городской постели, а мерзнет со мной рядом, на восьмисотметровой ледовой стене, в четырех километрах над уровнем моря.

Эта луна… в ней было что-то пугающее и красивое. Шорохи, звуки из леса беспокоят меня. Невероятно сильно болит плечо. От этой боли мне хочется избавиться любым способом, умолять о любом обезболивающем, но мне нельзя. Нельзя, потому что у меня на груди мирно сопит маленькая Ника, и я пока еще кормлю ее грудью. Поэтому никаких непонятных лекарств без крайней необходимости. Болят ноги. Подошва резиновых сапог оказалась очень уж тонкой и мягкой, а эти камни такими неровными и жесткими. Мне немного страшно, но я рада. Я рада, что никто из нас сейчас не дома в городской постели. И что мы делим на всех эту ночь и эту дорогу.

Вскоре мы дошли до нашей базы отдыха, и гостеприимная хозяйка снова распахнула нам дверь. Невероятное счастье. Свет, электричество, кровать. На этот раз у нас даже был собственный туалет и душ! Разве это не прекрасно? Мы пришли примерно в 11м часу вечера. Ника стала вести себя как-то иначе… Ее что-то беспокоило. Она не отпускала меня от себя ни на минуту. Я не могла выйти в туалет или помыться, она сразу начинала плакать. Что ж, когда ездишь с ребенком надо быть готовым ко всему. Мы поужинали и легли спать.

Несмотря на легкую дорогу и относительно хорошую погоду, это был пока самый сложный поход, куда мы ходили втроем всей семьей. Даже несмотря на то, что он длился всего два дня и мы ни разу в нем не ночевали в палатке. Вот такой парадокс. Можно было облегчить его, если бы мы шли до метеостанции два дня, или сходили бы на вершину налегке от кафе или от стола, что был на пути. Или же можно было хотя бы дойдя до метеостанции пожить там побольше и походить по окрестностям, отдохнуть. Наш же вариант был самым сложным и нелогичным. Но мне все же очень понравились эти места и этот поход.

Дальше нам предстояло плыть в Бухту Песчаную… Об этом будет продолжение рассказа.

Следующая часть: Иркутск и Слюдянка

Предыдущая часть:  Теплые озера на Снежной

11 Комментариев к Байкал. Хамар-Дабан. Всей семьей на пик Черского

  1. Ух, какой рассказ! Особенно вдохновляет абзац с «тем парнем», глаза которого горели жизнью и энтузиазмом. Сохранила себе три фотографии Пика Черского. Он меня зацепил.

  2. После твоего рассказа захотелось поехать туда всей семьей именно в поход, и пережить и дождь, и ночевки в базе, и резиновые сапоги. Но я их точно не сподвигну, не вариант. Мой муж кое-как созрел на поход на Столбы со мной, для уговоров мне потребовалось 11 лет. В итоге он не пожалел об этом, особенно находясь на плече у скалы Дед.
    А теперь он постепенно созревает на Кутурчин, в какой из форм — бег или поход — он еще не решил.
    Ну а если говорить обо мне в отдельности, то я бы на этот Пик Черского хоть сию минуту отправилась. Занесла его в список острых хотелок и водрузила на рабочий стол.

    1. Мне так кажется, что на пик Черского сходить не сильно сложнее, чем на Кутурчин. Просто ехать подольше. Зато рядом Байкал можно посмотреть заодно. Ну и там у пика Черского реально стоит сходить еще и на водопады! Немного жаль, что мы на них не сходили.

  3. Отличный отчёт! Ника такая позитивная на фотографиях, сразу видно, самой идти не надо ))

  4. Хороший рассказ!
    Все мосты, структуры, обзорки и места для отдыха построили мы на Байкальском проекте, развивая добровольчество, концепцию устойчивого развития и вкладываясь в личностный рост волонтеров. Все мосты имеют свои названия и легенды.

    Волонтерский проект развиваем уже 17 лет. Естественно, без грантов и поддержки государства. В этом году делаем отдельную смену для родителей и детей «Семейные каникулы».
    Общее представление можно получить на нашем сайте — https://baikalproject.com

        1. Про мотивацию волонтеров тут речи нет. В том, что они работают за идею мы не сомневаемся. Вопрос возник в том, что кто-то все равно должен волонтерский проект финансировать, чтобы оплатить им хотя бы питание и проживание, или какие-то стройматериалы. А имя смотрителя базы я забыла. Не думаю, что он хотел кого-то обидеть. Так, болтовня и фантазии, не более того)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *